Стоп Актив в Конде

Стоп Актив - масло от грибка ногтей в Конде

Акция:
2484 руб. −65%
Окончится:
1 день
В наличии
14 шт.

Последний заказ: 13.12.2018 - 3 минуты назад

Разом 15 посетителей смотрят эту страницу

4.90
186 отзывов   ≈2 ч. назад

Страна-производитель: Россия

Способ упаковки: бутылёк с дозатором

Вес: 10 мл.

Препарат из натуральных ингридиентов
Не является лекарственным средством

Товар сертифицирован

Отправка в город : от 68 руб., уточнит оператор

Оплата: картой или наличными при получении



Грибковые заболевания (микозы) – явление довольно распространенное. По статистике, кожа стоп и ногти 20% взрослого населения планеты поражены тем или иным грибком.

Эти кожные недуги создают не только эстетический дискомфорт, но и, в целом, негативно сказываются на общем состоянии здоровья человека. Так, постоянный зуд, шелушение, неприятный запах, характерные высыпания и видоизмененный вид кожи (ногтей) – все это доставляет массу неудобств. Кроме того, наличие хронического очага инфекции в организме может вызвать ряд осложнений, бороться с которыми гораздо сложнее.

Традиционная терапия микозом предполагает использование системных и местных противогрибковых препаратов (их можно купить в аптеках).

Такое лечение довольно дорогостоящее и направлено не столько на устранение причины заболевания, сколько на борьбу с его симптомами.

Уникальный состав

Содержание статьи

Не так давно российские ученые – дерматологи создали чудодейственное средство – стоп актив, активный гель для борьбы против грибка ногтей. Отзывы специалистов указывают на то, что использовать данный препарат можно на любой стадии недуга, при этом масло стоп актив не только минимизирует проявления инфекции, но и убивает возбудителя  заболевания (патогенную грибковую микрофлору).

Отзывы пациентов подтверждают, что первые результаты применения крема стоп актив от грибка становятся заметны спустя 15 дней с момента начала терапии.

Данное противогрибковое средство – продукт полностью натуральный.

Так, гель содержит такие активные компоненты:

  • мумие - асиль – справляется с повышенной потливостью стоп и ногтей, дезинфицирует и подсушивает кожу.
  • Экстракт мускуса бобра – уничтожает грибок, препятствует повторному заражению, борется с симптомами микозов (зудом, шелушением, неприятным зудом и т. д.)

Дополнительным компонентом, который содержит масло стоп актив, - так называемый каменный экстракт. Он помогает справиться с чрезмерным ороговением эпидермиса (натоптышами, мозолями и т.

д.).

Показания к применению:

  • грибковые поражения стоп и ногтей;
  • повышенная сухость кожи, трещиын на пятках;
  • гипергидроз (повышенная потливость) стоп;
  • ноги неприятно пахнут;
  • кожа в пораженных областях шелушится, отмечается постоянный зуд.

Механизм действия

Как работает стоп актив? Гель против грибка ногтей действует следующим образом:

  • убивает патогенную микрофлору, которая «живет» на коже;
  • избавляет пациентов от зуда, шелушения и других малоприятных симптомов, обуславливаемых микозами;
  • снижает потливость стоп (регулирует работу потовых желез);
  • заживляет раны, трещины на коже.

Отзывы покупателей подтверждают, что данное средство не только обладает выраженным противогрибковым эффектом, но также ухаживает за кожей стоп – питает, увлажняет ее, способствует активной регенерации поврежденных клеток эпидермиса.

Преимущества

Отзывы экспертов – дерматологов о данном составе против грибка ногтей указывают на то, что гель выгодно отличается от аналогов со схожим клиническим эффектом, которые продаются в аптеках.

Так, мазь стоп актив от грибка обладает рядом неоспоримых достоинств:

  • средство быстро впитывается, не оставляет жирных следов на коже и поверхности ногтей, гель хорошо распределяется, имеет приятную консистенцию;
  • цена стоп актив гораздо ниже, чем на многие другие схожие составы с сомнительным эффектом;
  • мазь удобно использовать в домашних условиях;
  • купить средство можно на нашем сайте без рецепта;
  • масло стоп актив гарантированно обеспечивает быстрый клинический эффект – уже после первого использования состава исчезают все неприятные ощущения, связанные с микозами;
  • гель для ногтей и стоп прошел все необходимые клинические испытания, получил сертификаты, подтверждающие его качество;
  • стоп актив одобрен ведущими мировыми врачами – дерматологами.

Клинический эффект

Регулярное использование препарата позволяет решить такие медицинские задачи:

  • избавиться от патогенной микрофлоры на коже и поверхности ногтей, предотвратить ее повторное появление;
  • устранить характерные симптомы микозов – зуд, шелушение, неприятный запах, трещины и раны на пятках;
  • после окончания курса лечения (его длительность составляет 30 дней) стопы приобретают здоровый, ухоженный вид.

Как использовать крем

Перед тем как наносить гель на стопы и поверхность ногтей, необходимо тщательно вымыть ноги с мылом и высушить полотенцем.

После этого небольшое количество крема стоп актив следует равномерно распределить по всей      пораженной грибком области. Отзывы специалистов рекомендуют проводить процедуру перед сном. Средство наносится 1 раз в день. Сколько будет длиться курс, будет зависеть от тяжести недуга и других индивидуальных особенностей здоровья паицента.

Одним из основных преимуществ данного геля против грибка является отсутствие противопоказаний и побочных эффектов

. С осторожностью к использованию состава необходимо отнестись людям с индивидуальной непереносимостью отдельных его компонентов.

Что говорят эксперты

Врачи – дерматологи со всего мира оставляют исключительные отзывы о данном лекарственном препарате.

Так, по их мнению, это средство обладает следующими преимуществами:

  • в состав препарата входят исключительно натуральные безопасные для здоровья человека компоненты;
  • приемлемая цена;
  • быстрый, но стойкий клинический эффект;
  • высокое качество;
  • лекарственное средство прошло все необходимые испытания, получило сертификаты качества;
  • мягкое действие;
  • гель помогает справиться с целым комплексом дерматологических задач;
  • противопоказания отсутствуют;
  • использование крема не вызывает побочных эффектов.

Мнение пациентов

Отзывы тех людей, которые успели купить чудодейственный гель против грибка и испытать его эффект на себе, указывают на такие достоинства препарата:

  • средство натуральное и безопасное;
  • доступная цена (препарат стоит гораздо дешевле, чем противогрибковые средства, продающиеся в аптеках);
  • отличный результат от применения;
  • гель не только борется с симптомами заболевания, но и устраняет его причину (убивает грибки);
  • состав отлично ухаживает за кожей стоп;
  • может использоваться в профилактических целях;
  • крем рекомендован врачами - дерматологами для домашнего использования;
  • состав прост в применении, легко наносится, быстро впитывается, не размазывается, не оставляет жирных следов на одежде.

Где приобрести средство

Купить чудодейственный противогрибковый крем российского производства в аптеках невозможно.

Заказать гель по лучшей стоимости в интернете можно на нашем сайте – мы являемся официальными поставщиками данной продукции в странах СНГ, поэтому наши клиенты получают исключительно качественную, оригинальную продукцию от надежного производителя.

Купить средство в СпБ, Москве и других городах СНГ несложно: достаточно всего лишь зайти на главную страницу нашего сайта, заполнить стандартную форму заявки и обсудить в телефонном режиме детали сделки с нашим менеджером. После этого уже через 2-3 дня посылка будет доставлена по указанному адресу (то, сколько будет идти товар, зависит от месторасположения населенного пункта).

Сотрудничество с нами имеет ряд преимуществ:

  • мы официальный сайт, поэтому «развод» исключается;
  • на нашем ресурсе есть пользовательский форум, на котором оставляют свои отзывы о продукции не только покупатели, но и эксперты – дерматологи;
  • цена на противогрибковый гель, предлагаемая нами, самая оптимальная;
  • мы гарантируем быструю доставку;
  • наши сотрудники предлагают только качественный современный сервис;
  • для постоянных клиентов действуют скидки и акции;
  • наша продукция очень высокого качества.

Пользователям необходимо остерегаться подделок – в сети постоянно работают мошенники, которые хотят заработать на доверчивых покупателях, предлагаю продукцию сомнительного качества, при этом цена на нее искусственно занижена.

Не следует покупать лекарство на мошеннических сайтах, сколько бы он там ни стоил.

Посетив наш форум, Вы можете прочесть немало отрицательных откликов о таких «предпринимателях». Выбирая наш сайт, Вы выбираете надежность и качество.

Грибковые инфекции создают ряд эстетических неудобств и представляют собой серьезную медицинскую проблему. Несвоевременное лечение микозов может привести к серьезным осложнениям, бороться с которыми задача не из простых. Лучше позаботиться о здоровье совей кожи уже сейчас – заказывайте противогрибковый гель от российских производителей на нашем сайте и забудьте о зуде, шелушении, неприятном запахе и других нюансах раз и навсегда!

статьи – Кухтина М.

В.

Похожие статьи

Рапунцель

/17 /

Сказать честно средство как средство, вроде бы и помогает, но не такое уже и чудодейственное

Татьяна Улеева

/17 /

А у меня подруга им пользовалась, очень хвалила, говорит грибок ушёл очень быстро.

    wordik

    /20 /

Помогло, причём довольно быстро помогло, теперь в случае чего буду пользоваться только им

Масло хорошее, быстро помогло.

У него хороший запах как это не странно, да и цена тоже устраивает

Александр

/19 /

оставить отзыв

*Запрещаются оскорбления, расовая дискриминация, политические дебаты, нецензурная брань и тд.

Грибковые заболевания в наши дни набирают всё большую популярность. Порой теряешься в догадках какой из препаратов для лечения микозов выбрать. Производитель советует натуральное масло от всех видов грибка - Стоп Актив. В основе средства лежит экстракт мускуса Бобра, очень редкий и ценный компонент, который оказывает губительное действие на грибковые споры.

Больше не нужно без конца наносить жирные мази и ждать, пока они впитаются, достаточно уделить своим ногам две минуты два раза в день и уже через месяц наслаждаться гладкой и здоровой кожей стоп.

Если практически любой препарат можно приобрести в аптеке, купить масло Стоп Актив от грибка ногтей можно только через интернет. Никакого рецепта от врача не требуется, масло можно применять как для лечения, так и для профилактики грибковых патологий. Что же такое грибок и почему он способен разрушить кожный покров и ногти больного, узнаем подробнее.

Что такое грибок и чем он опасен?

Грибковые инфекции достаточно распространённое явление.

Они подстерегают нас повсюду. Особенно подвержены заражению дети и лица с ослабленным иммунитетом. Возбудитель болезни – грибы, которые размножаются с молниеносной скоростью и поражают здоровые ткани. Разрушительное действие возбудителя настолько сильно, что болезнь затрагивает ногтевую пластину, полностью изменяя её внешний вид.

Грибковые патологии заразны. Если один из членов семьи болен, вполне вероятно, что вскоре заболеют и совместно проживающие с ним лица. Если не лечить заболевание, в конечном итоге придётся полностью удалять ногтевые пластины, а потом долго и мучительно лечиться. Терапевтические мероприятия важно начать на ранней стадии. Примите немедленные меры, если у вас имеют место следующие симптомы:

  • Неприятный запах от ног;
  • Повышенная потливость;
  • Стопы зудят;
  • Появился дискомфорт, сухость и жжение;
  • Кожа пяток растрескивается;
  • Трещины болят и кровоточат.

Это только основные симптомы, которые должны насторожить человека.

Картина может быть совершенно иной:

  • Форма ногтей изменена;
  • Цвет ногтевой пластины жёлтый;
  • Кожа между пальцев покрыта мелкими язвами и эрозиями;
  • Стопы постоянно мокрые (холодный пот).

При появлении тревожных звоночков начните использовать масло Стоп Актив от грибка, оно быстро снимет симптомы, и устранит рост и развитие патологического процесса.

Свойства препарата

Как заявляет производитель, масло на основе натуральных компонентов:

  • Избавляет от зуда и шелушения кожу стоп;
  • Нормализует работу потовых желез;
  • Обладает дезодорирующим действием;
  • Способствует восстановлению и оздоровлению ногтей;
  • Ускоряет регенерацию тканей в межпальцевой зоне;
  • Предупреждает развитие рецидива.

Стоп Актив от грибка ног помогает справиться с болезнью на любой стадии.

Клинические испытания подтвердили эффективность лекарственного масла.

Как работает

Препарат, проникает вглубь поражённого участка и оказывает антибактериальный эффект. Подавляя рост и развитие микробов, а также уничтожая споры грибов, средство полностью устраняет воспалительный процесс в тканях. При этом, ускоряется процесс регенерации эпидермиса и заживление трещин. Ногтевые платины восстанавливаются, ногти начинают расти здоровыми и ровными.

Состав

В состав Стоп Актив против грибка вошли:

  1. Экстракт Мускуса Бобра. Способствует размягчению ногтевой пластины и обеспечивает доставку активных веществ к очагу поражения;
  2. Мумиё – асиль. Нормализует работу потовых желёз, обладает дезодорирующим, подсушивающим и дезинфицирующим свойством;
  3. Климбазол.

    Подавляет развитие грибов и их спор;

  4. Фарнезол. Обладает противозудным действием, способствует увлажнению и питанию тканей. Размягчает огрубевшую кожу и ускоряет регенерацию тканей.

Отзывы врачей о Стоп Актив говорят, как об эффективном и безопасном препарате.

Мнение эксперта

По мнению докторов, главное преимущество масла заключается в его комплексном воздействии. Средство можно применять, даже если симптоматика не сильно выражена. Не стоит ждать, пока болезнь начнёт прогрессировать. Доктора утверждают, что грибок очень легко лечится на начальном этапе. Средство Стоп Актив против грибка ног, по отзывам врачей является скорой помощью при зуде и повышенной потливости. Эффективность доказана многочисленными клиническими исследованиями.

Клинические исследования

На протяжении 4 лет учёные и медики проводили исследование препарата.

Более 300 тестов прошло антигрибковое масло в различных НИИ России. В каждом испытании была доказана высокая эффективность препарата в отношении различных видов грибковых патологий. В году выпущено руководство для медиков и пациентов по применению антигрибкового средства. Основываясь на результатах клинических испытаний учёные успешно защитили 2 диссертации.

Преимущества по сравнению с другими препаратами

Средство обладает высокой эффективностью и степенью проникновения. Его достаточно наносить всего два раза в сутки. Масло обволакивает повреждённую кожу и ногти, создавая защитный барьер на срок до 12 часов.

Препарат обладает накопительным свойством, за счёт чего риск рецидива сводится к минимуму.

Многих приятно удивит стоимость препарата Стоп Актив. Она в значительной степени уступает аналогам.
Лекарственное масло:

  • Не вредит организму, безопасно и эффективно;
  • Помогает не только устранить симптомы, но и подавить рост грибов;
  • Сертифицировано;
  • Прошло клинические исследования;
  • Позволяет полностью оздоровить кожу и ногти за 1 месяц.

Как скоро можно ждать результат от применения?

Эффективность

Уже после первых процедур проходит нестерпимый зуд, кожа становится гладкой.

Через 2 недели проходят болезненные трещины между пальцев. После месяца применения грибок полностью проходит, кожа и ногти восстанавливаются.

Что вас ждет после использования средства?

После курса лечения вы отметите, что:

  • Ваши стопы стали мягкими и красивыми;
  • Ногти ровные, без признаков заболевания;
  • От ног приятно пахнет;
  • Больше нет болей от глубоких трещин.

Реальные отзывы о Стоп Актив свидетельствуют об эффективности средства. Масло удобно в применении, быстро впитывается и создаёт мгновенную мягкость.

Как использовать

Используйте противогрибковое масло Стоп Актив по инструкции:

  1. Нанести масло на чистые и сухие ноги;
  2. Повторять процедуру дважды в сутки;
  3. Длительность лечения составляет 1 месяц.

Купить масло Стоп Актив от грибка по цене производителя можно на официальном сайте.

Стоимость препарата составляет 1 рубль по акции 28 , при условии, что вы заказываете полный терапевтический курс. Цену за 1 упаковку можно уточнить у менеджеров сайта.

Информация


Цена на Стоп Актив составляет 990 рублей.
Купить Стоп Актив можно в официальном магазине.

Обращаем внимание, что оплата заказа происходит только после выдачи средства в почтовом отделении или доставки курьером.

Искатель. 1962. Выпуск № 04 (fb2)

- Искатель. 1962. Выпуск № 04 (пер. Евгений Васильевич Толкачев) (и. с. -10) 3990K, 187 с.(скачать fb2) - Владимир Дмитриевич Михайлов - Глеб Николаевич Голубев - Гелий Трофимович Рябов - Николай Иванович Коротеев - Журнал «Искатель»

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:


Искатель 1962
Выпуск № 4

ПУТЬ К ЗВЕЗДАМ ПРОКЛАДЫВАЮТ КОММУНИСТЫ


ДНЕВНИК КОСМИЧЕСКОЙ ЭРЫ

С 11 ПО 18 1962 ГОДА НАРОДЫ ВСЕГО МИРА ЖИЛИ ПО МОСКОВСКОМУ ВРЕМЕНИ

11

11 часов 30 минут.

В Советском Союзе на орбиту спутника Земли выведен космический корабль «Восток-3». Корабль «Восток-3» пилотируется гражданином Советского Союза летчиком-космонавтом майором товарищем Николаевым Андрияном Григорьевичем.

Целью полета является:

— получение дополнительных данных о влиянии условий космического полета на человеческий организм;

— исследование работоспособности человека в условиях невесомости;

— проведение человеком определенного объема научных наблюдений в условиях космического полета;

— дальнейшее совершенствование систем космических кораблей, средств связи, управления и приземления.

11 часов 45 минут.

Майор Николаев сообщает!: «Чувствую себя хорошо, на борту все нормально. В иллюминаторе хорошо видна Земля».

В начале четвертого витка состоялась очередная телевизионная передача с борта космического корабля. Первый секретарь ЦК КПСС, Председатель Совета Министров СССР Н. С. Хрущев разговаривает по радиотелефону с космонавтом Николаевым и наблюдает по телевидению за его работой. Никита Сергеевич говорит космонавту:

«Очень рад, что у вас самочувствие хорошее, рад, что вся аппаратура работает безотказно. Приветствую вас и горжусь тем, что вы проявили и проявляете мужество, совершая такой исторический полет!»

22 часа. «Восток-3» совершил более семи оборотов вокруг Земли, пройдя за это время расстояние около 300 тысяч километров.

По докладам космонавта и данным телеметрических измерений, условия в кабине корабля в течение всего времени были нормальными.

12

11 часов 02 минуты. В Советском Союзе на орбиту спутника Земли выведен космический корабль «Восток-4». Корабль «Восток-4» пилотируется гражданином Советского Союза летчиком-космонавтом подполковником товарищем Поповичем Павлом Романовичем.

В космическом пространстве в полете находятся одновременно два советских космических корабля «Восток-3» и «Восток-4».

Целями выведения на близкие орбиты двух космических кораблей является получение опытных данных о возможности установления непосредственной связи между двумя кораблями, координированные действия летчиков-космонавтов, проверка влияния одинаковых условий космического полета на человеческий организм.

12 часов 30 минут.

Докладывают космонавты: «В соответствии с заданием идем на совместный групповой полет на близком расстоянии. Между кораблями установлена надежная связь. Системы кораблей работают отлично».

14 часов. Космонавт майор Николаев сообщил, что, управляя своим кораблем в соответствии с заданием, он наблюдал в иллюминатор полет корабля-спутника «Восток-4».

15 часов 45 минут. Состоялась беседа Первого секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета Министров СССР товарища Н. С. Хрущева с летчиком-космонавтом подполковником Попоричем Павлом Романовичем:

«Слышу вас хорошо! Горячо приветствую вас, Павел Романович, поздравляю с замечательным героическим подвигом.

Еще раз приветствую и вашего, как мы привыкли говорить, космического брата — товарища Николаева».

22 часа. Корабли-спутники «Восток-3» и «Восток-4», находясь в групповом полете, облетели вокруг Земли более 8 раз.

13

Групповой космический полет продолжается. Утренние часы космонавтов посвящены научным наблюдениям.

16 часов. На 19-м витке с борта корабля «Восток-4» проводится очередной сеанс телевизионной передачи и на 36-м витке — с борта корабля «Восток-3». Передачи транслируются Центральным телевидением и Интервидением. Весь мир затаив дыхание следит за групповым полетом советских космонавтов.

19 часов. Корабль «Восток-3» пролетел более полутора миллионов километров, что в четыре раза превышает расстояние от Земли до Луны.

Советские космонавты Николаев и Попович передали радиограмму: «Советским ученым, конструкторам, инженерам, техникам и рабочим.

Дорогие товарищи! Искренне благодарны вам за создание замечательных космических кораблей и отличную подготовку нас к полету. Желаем вам дальнейших успехов в труде на благо нашей любимой Родины».

14

8 часов. Космонавты находятся над Южным полушарием. Они продолжают вести научные наблюдения в соответствии с намеченной программой. Результаты наблюдений космонавты регистрируют в бортовых журналах, записывают на бортовые магнитофоны, а также регулярно сообщают на Землю. Товарищ Николаев наблюдал Луну и произвел ее киносъемку.

13 часов 04 минуты. Космонавты в совместной радиограмме доложили советскому народу, Центральному Комитету КПСС, правительству СССР и лично Н. С. Хрущеву об успешном завершении третьих суток космического полета, поблагодарили за отеческую заботу и заверили, что намеченная программа полета будет выполнена полностью.

21 час.

Корабль-спутник «Восток-3» находится в космическом полете уже более 81 часа. Путь, пройденный им за это время, составляет около 2 миллионов 300 тысяч километров. Корабль-спутник «Восток-4» за 58 часов преодолел расстояние свыше 1 миллиона 600 тысяч километров. Все агрегаты и системы кораблей-спутников работают безотказно.

15

9 часов 55 минут. Космонавт Андриян Григорьевич Николаев вновь ступил на родную землю.

10 часов 01 минута. Так же благополучно приземлился космонавт Павел Романович Попович.

Корабли приземлились в соответствии с программой полета в заданном районе, южнее города Караганды, в непосредственной близости от расчетных точек посадки.

Самочувствие обоих космонавтов хорошее. Программа полета выполнена полностью.

Через несколько часов после приземления состоялся разговор по телефону Н. С. Хрущева и Л. И. Брежнева с космонавтами.

13 часов 15 минут. Все радиостанции Советского Союза передали Обращение Центрального Комитета КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и правительства Советского Союза к народам и правительствам всех стран, ко всему прогрессивному человечеству.

«Советское государство последовательно и настойчиво борется за прочный мир во всем мире. С мирными целями совершены и новые полеты советских космических кораблей.

…Советское правительство снова обращается ко всем правительствам и народам с призывом еще настойчивее бороться за избавление человечества от угрозы термоядерной войны, за нерушимый мир на земле.

Советские люди уверены в том, что своей упорной борьбой народы отстоят дело мира», — говорится в Обращении.

В этот же день ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР сердечно и горячо приветствуют и поздравляют космонавтов Николаева и Поповича, ученых, конструкторов, инженеров, техников, рабочих, коллективы и организации, всех, кто участвовал в создании новых космических кораблей-спутников «Восток-3» и «Восток-4», в подготовке и успешном осуществлении группового космического полета.

«Созданием могучих космических кораблей-спутников «Восток-3» и «Восток-4», многодневным групповым полетом на этих кораблях, осуществленным летчиками-космонавтами.

Г. Николаевым. Р. Поповичем, внесен новый выдающийся вклад в осуществление выдвинутой XXII съездом КПСС исторической задачи нашей советской науки — занять передовые позиции в мире по всем основным направлениям науки и техники», — говорится в этом приветствии.

16–17

Герои-космонавты готовятся к докладу Государственной комиссии, встречаются с журналистами, фоторепортерами, кинооператорами.

18

13 часов 40 минут. На Внуковском аэродроме приземляется самолет с героями космоса. Их встречают руководители партии и правительства, родственники, москвичи, Андриян Николаев и Павел Попович рапортуют Никите Сергеевичу Хрущеву об успешном завершении полета.

15 часов 10 минут.

На Красной площади начинается торжественный митинг трудящихся Москвы. На трибуне Мавзолея — руководители партии и правительства, герои-космонавты и гости — представители братских партий. После выступлений космонавтов Николаева и Поповича большую речь произносит Никита Сергеевич Хрущев. Н. С. Хрущев говорит о том, что чествование героев-космонавтов стало замечательной традицией трудящихся Москвы, радостным праздником нашего народа, передовых людей всего мира.

«Советские люди гордятся тем, что пионером в освоении космоса явилась наша социалистическая страна. И разве не является глубоко символичным и закономерным то, что мы отмечаем этот праздник побед в освоении космоса именно здесь, на Красной площади, где советские люди ежегодно празднуют рождение первого в мире социалистического государства, основателем которого был великий Ленин.

…Рад сообщить, что за осуществление первого в мире многодневного группового полета в космос на кораблях-спутниках «Восток-3» и «Восток-4» Президиум Верховного Совета СССР присвоил Андрияну Григорьевичу Николаеву и Павлу Романовичу Поповичу звание Героев Советского Союза.

От всего сердца поздравляю вас с высокой наградой. Вам, Андриян Григорьевич и Павел Романович, как прежде вашим братьям по космосу Юрию Гагарину и Герману Титову, присвоено почетное звание летчиков-космонавтов СССР».

Далее Никита Сергеевич говорит:

«Трудом и только трудом создает человек все прекрасное на Земле и в космосе. Трудом советского человека в нашей стране построен социализм. Творческим трудом миллионов советских людей возводится величественное здание коммунизма. Социализм и коммунизм — вот тот надежный космодром, с которого человечество штурмует и будет штурмовать просторы Вселенной».

ГЕРОИ МООНЗУНДА

Ю. ЧЕРНОВ, капитан 3-го ранга

На острове Сарема, в старом парке Курессарского замка, есть братская могила.

В ней похоронены герои, оборонявшие в первые месяцы Великой Отечественной войны Моонзундский архипелаг: эстонцы, русские, украинцы, белорусы…

Моонзундский архипелаг лежит у выхода из Рижского залива в Балтику. Его наиболее крупные острова — Сарема (Эзель) и Хиума (Даго). В июле 1941 года советские части, находившиеся на островах, были отрезаны от Большой земли. Три с половиной месяца продолжалась оборона архипелага. Шесть недель длились ожесточенные бои на самих островах. Советский гарнизон, состоявший в основном из моряков-балтийцев и частей 3-й отдельной стрелковой бригады, в небывало тяжелых условиях вел неравную борьбу. Четыреста километров до линии фронта, четыреста километров до Большой земли.

Эвакуировать в таких условиях удалось немногих…

Впервые о героях Моонзундского архипелага я услышал после войны в небольшом прибалтийском городке. Местные жители рассказывали о том, что наш катер победил в бою с целым отрядом фашистских кораблей, о последнем защитнике полуострова Тахкуна — моряке, который бросился с верхней площадки маяка, чтобы не попасть в руки врагов… В то время я воспринимал эти рассказы как легенды, сложенные народом о героях войны, и только через несколько лет, когда стал заниматься военной историей, узнал, что многие из них достоверны.

Мне и раньше приходилось бывать на островах, но впервые для сбора материалов о защитниках архипелага я специально поехал туда в 1956 году.

Путешествие оказалось удачным.

С тех пор так и повелось: письма, поездки, встречи.

Мне удалось разыскать многих участников боев, узнать о судьбах некоторых погибших героев.

Каждый год часть своего отпуска я провожу на островах, и передо мной все ярче вырисовывается подвиг балтийцев, совершенный в первые месяцы войны. И хотя ход боев на Моонзунде восстановлен далеко не полностью, я уже не могу не писать о героях островного гарнизона.

Нельзя, чтобы они «пропали без вести»! Пусть хоть через много лет о ратном подвиге героев Моонзунда узнают те, кто будет жить при коммунизме.

ЕГО ЗВАЛИ КАПИТАН СТЕБЕЛЬ

Много дней над Саремой — самым большим островом архипелага — перекатывался грохот орудийных залпов. Снова и снова гитлеровцы, уже захватившие Латвийское побережье, безуспешно пытались высадиться на остров.

Снова и снова фашистские транспорты пытались прорваться через Ирбенский пролив — мимо южного побережья острова — в Ригу.

На корабли врагов обрушивались снаряды береговых батарей, бомбы самолетов и торпеды катеров, которые базировались на острове.

В тяжелых боях героизм выковывался как норма поведения. Героями обороны стали и артиллеристы башенной батареи № 315, которой командовал капитан Стебель.

«…С передового наблюдательного поста краснофлотцы Косов и Огольцов донесли о замеченных транспортах. Лейтенант Андрей Ш. по переговорным трубам сообщает обстановку личному составу, ставит задачи. Старший сержант Афанасьев внимательно следит за работой механизмов. Орудия подняли длинные стволы из укрытия…»

Так сообщал корреспондент газеты «Красный Балтийский флот» о первом боевом дне на батарее № 315.

Лейтенант Андрей Шаповалов — это он упоминается в корреспонденции — был тогда командиром второй башни и хорошо помнит 12 1941 года, день боевого крещения батареи.

«Мы стреляли долго, — писал он. — Стволы орудий накалились до того, что вспыхивала поднесенная к ним спичка. К концу стрельбы на правом орудии отказало продувание. Несколько последних залпов сделали без продувания стволов. Башня наполнилась пороховыми газами. Жара в блоке достигала пятидесяти градусов…»

В тот день комбинированным ударом в Ирбенском проливе было уничтожено несколько фашистских транспортов.

Над батареей завыли бомбардировщики с черными крестами.

От разрывов вздрагивала земля. День, другой, третий… Фашистам казалось, что теперь уж 315-я наверняка замолчит. Но как только на горизонте появлялся вражеский транспорт, навстречу ему летели снаряды батареи капитана Стебеля… Балтийцы отлично замаскировались. В одном месте они установили деревянные орудия, и фашистская авиация усиленно бомбила эти ложные позиции.

Батарея занимала позицию на длинном, около тридцати километров, полуострове Сырве, соединяющемся с островом Сарема довольно узким и коротким перешейком. Когда стволы орудий смотрели на юг, в сторону Ирбенского пролива, этот перешеек и омывающая его бухта Лыу находились в тылу батареи.

Прошло два месяца со дня боевого крещения 315-й, когда 13 к бухте Лыу приблизились фашистские корабли.

Они сопровождали транспорты с солдатами.

Было ясно, что гитлеровцы стремятся отрезать батарею от остальных советских войск на острове. И опять — в который раз — в небо взметнулись «ястребки», ринулись в бой торпедные катера, ударили по врагу артиллеристы капитана Стебеля. Три вражеских транспорта пошли на дно. Однако фашистам удалось высадить десант на другом участке — на восточном побережье острова.

Несколько дней шли кровопролитные неравные бои. У гитлеровцев было огромное преимущество в артиллерии, минометах, автоматическом оружии и авиации. Когда стало ясно, что вражеский десант задержать невозможно, командование решило с боями отходить на удобный для обороны полуостров Сырве.

22 фашисты достигли наших оборонительных рубежей близ бухты Лыу.

Теперь 315-я развернула свои орудия — артиллеристы стали бить по врагу на суше, помогая своим обороняться. Две недели шли бои на полуострове. Потери фашистов были огромными. Позднее командир комендантской роты. Борисов писал: «Не ошибусь, если скажу, что мы могли так долго продержаться на Сырве только благодаря батарее капитана Стебеля».

…В Центральном военно-морском архиве хранится наградной лист на имя капитана Александра Стебеля. Но награда не вручена — на листе написано: «Пропал без вести».

Узнать о дальнейшей судьбе капитана Стебеля удалось по рассказам тех, кто побывал в фашистском плену.

Бывший артиллерист. И.

Быков сообщил, что фашисты, захватив остров, настойчиво разыскивали среди пленных командира 315-й батареи. Перед одним из расстрелов его опознали и вывели из строя. Стебель подошел к яме, но гитлеровский офицер отрицательно покачал головой.

Александра Моисеевича увели. Вернувшись, он рассказал, что ему предлагали разминировать и восстановить 315-ю батарею. Стебель отказался. «Пусть немцы попробуют перекачать Балтийское море», — сказал он. Эти слова капитана, как выяснилось позже, — не просто сильное выражение. Батарея была затоплена, и когда в 1944 году, после освобождения Моонзунда, попробовали откачать воду из ее подземных помещений, это не удавалось. Работали мощные насосы, а уровень воды почти не менялся.

В затопленные казематы спустили водолаза. С большим трудом он нашел несколько отверстий, соединявших казематы с морем…

Фашисты не раз предлагали Стебелю перейти к ним. Обещали новую батарею, высокие чины… После одной из таких «бесед» его привели избитого, окровавленного…

Теперь известно, что в конце 1941 года готовился массовый побег советских военнопленных из концлагеря Валка. Вот как рассказывает об этом бывший сержант 39-го артиллерийского полка Н. М. Зорин: «Говорили, что руководить будет капитан Стебель.

Мы хотели уйти в лес партизанить. Ждали сигнала, но лагерь окружили войска, и обер-полицай крикнул:

— А, кто хочет свободы — выходи!»

Стебель стал готовиться к новому побегу, но фашисты об этом, видимо, узнали. Жестоко избитый капитан был брошен в карцер. Затем начались его скитания по фашистским тюрьмам Прибалтики.

Где оборвалась жизнь отважного балтийца? Товарищи, находившиеся вместе с ним, называют различные места — Ригу, Саласпилс, Валмиеру…

Двадцать лет прошло с тех пор, но популярность командира 315-й на Балтике настолько велика, что и сейчас о нем помнят многие.

В письмах, которые я получаю, его имя упоминается очень часто.

Но точных сведений о гибели капитана Стебеля получить пока не удалось.

КЛЯТВА БАЛТИЙЦЕВ

Поздней осенью 1941 года моряки сторожевого катера с Ханко выловили недалеко от берега закупоренную бутылку. В ней лежала клятва защитников острова Хиума (Даго). Герои писали: «Товарищи краснофлотцы! Мы, моряки Балтийского флота, находящиеся на острове Даго, в этот грозный час клянемся нашему правительству и партии, что мы лучше погибнем до одного, чем сдадим наш остров. Мы докажем всему миру, что советские моряки умеют умирать с честью, выполнив свой долг перед Родиной.

Прощайте, товарищи! Мстите фашистским извергам за нашу смерть.

По поручению подписали Курочкин, Орлов, Конкин. Полуостров Тахкуна».

Почти двадцать лет не удавалось узнать, при каких обстоятельствах написана эта клятва, в каких частях — в инженерном батальоне, на береговых батареях или на катерах служили подписавшие ее герои.

После того как в одной из газет был опубликован мой очерк о героях Моонзундского архипелага, мне удалось разыскать участника боев на острове Николая Прохоровича Кузьмина. Сейчас он работает в Ленинграде, на прядильнониточном комбинате «Красная нить», а в те тяжелые дни служил на Хиуме в береговой батарее капитана Алексея Никифорова.

Артиллеристы громили врага на море. А когда фашисты высадились на Даго, береговая батарея перенесла огонь на вражеский десант.

Батарея капитана Никифорова прикрывала эвакуацию наших частей с острова.

Потом снаряды кончились.

Командир приказал взорвать орудия. Тогда на батарее и состоялось последнее комсомольское собрание. Оно проходило в землянке. Обсуждался один вопрос: «Положение на острове», Председателем был один из комсомольских активистов, Курочкин.

— Все мы сегодня комсомольцы, — ответил он Кузьмину, когда тот напомнил, что еще не принят в ряды комсомола.

Решение комсомольского собрания было коротко и ясно: драться до последнего. На куске старой карты написали клятву. Это письмо Курочкин положил в бутылку, запечатал ее и бросил в море.

Трагическими были последние дни борьбы за остров.

Спасение могло прийти только с моря. Но враг отрезал часть батарейцев от побережья. В этой группе оказались Курочкин, Антонов, Орлов, Питерский, Веркин, Аполлонов, Кузьмин и еще несколько человек.

Решили прорываться к морю. Пулеметчик Антонов прикрывал прорыв на опушке леса. С криком «ура» балтийцы поднялись в атаку. Фашисты открыли по ним ураганный минометный огонь. Кузьмин помнит, как бросился вперед, но его швырнуло на землю и он потерял сознание. Очнулся раненый моряк уже в плену. Вместе с ним были Аполлонов и Питерский. И они ничего не знали о судьбе остальных героев. Видимо, те погибли во время атаки.

Случилось это года.

Обо всем этом мне написал Кузьмин. И приблизительно в те же дни, когда я получил от него письмо, произошла моя встреча с Марией Ивановной Лоховой, работницей одной из московских фабрик. Брат Марии Ивановны пропал без вести на острове Хиума в 1941 году. Его звали Григорием Ивановичем Орловым.

Мария Ивановна волнуется, показывая мне письма и фотографии брата. И я волнуюсь не меньше…

У Григория простое русское лицо, крепкая фигура. На ленте бескозырки слова «Краснознаменный Балтийский флот», на груди значок ГТО. Неужели тот самый Орлов, подписавший клятву?

Но на этот вопрос может ответить лишь один Кузьмин, а он живет в Ленинграде…

Записываю данные, которые мне сообщает Мария Ивановна.

Григорий родился в тот памятный год, когда в стране победила Великая Октябрьская революция.

И отец и дед его всю жизнь обрабатывали небольшой клочок земли в 40 верстах от Рязани. Трудились от зари до заката, но едва сводили концы с концами.

По-другому сложилась жизнь Григория, ровесника . Он учился в сельской школе, потом окончил школу механизаторов, стал трактористом.

Подошло время призыва в армию. На медицинской комиссии, проверив здоровье, определили: «Годен во флот».

Орлов попал на один из балтийских эскадренных миноносцев. Затем его перевели на батарею береговой обороны.

Когда Орлов прибыл на Хиуму, артиллеристы заканчивали установку орудий.

Через несколько дней началась война…

В октябре 1941 года, когда бои шли на острове, Григорий переслал родным записку.

Писал, что они воюют в окружении, но живыми в руки врагов не дадутся.

Записку он послал с кем-то из товарищей, отправленных вместе с другими ранеными на Большую землю. Это была последняя весточка от балтийского артиллериста Г. И. Орлова.

…Я с нетерпением ждал письма от Н. П. Кузьмина, которому отправил фотографию Орлова. Тем временем пришел ответ из Центрального военно-морского архива, подтверждавший, что Григорий Иванович Орлов служил на Хиуме. А потом откликнулся и Кузьмин — он узнал на снимке своего боевого товарища.

ПОСЛЕДНИЙ ЗАЩИТНИК ТАХКУНЫ

С острова Хиума в районе маяка Тахкуны эвакуировались последние защитники.

…К ночи ветер стих.

В разрывах облаков появились первые звезды. А раненые, собравшиеся на берегу в ожидании катеров, мечтали о затяжном дожде, сплошной облачности, тумане: в плохую погоду легче укрыться на переходе от вражеской авиации.

К рассвету пришли катера. Пока из сараев и домов санитары переносили в них раненых, с юга к маяку подошла группа краснофлотцев, вооруженных двумя пулеметами и ручными гранатами. Было их восемь человек. Старший, скуластый, в плащ-палатке, доложил военврачу 3-го ранга, руководившему эвакуацией, что две роты вражеских автоматчиков болотом обошли заслон балтийцев и, очевидно, скоро атакуют маяк.

— Мы будем прикрывать эвакуацию, — сказал скуластый.

Он внимательно осмотрел два дзота и небольшой окоп на холме.

Перед окопами торчали колья для проволочных заграждений, но проволоки не было — ее или не хватило, или саперы, переброшенные на новый участок обороны, не успели поставить…

Краснофлотцы стали готовиться к встрече врага…

Часов около семи, когда погрузка еще не была закончена, на дороге у леса показались гитлеровцы. Видимо, они не рассчитывали встретить сопротивление и шли строем, по-походному.

По врагу ударили из орудий катера. Вражеская колонна рассыпалась.

Несколько драгоценных минут было выиграно.

А в дзотах моряки, прикрывавшие эвакуацию, внимательно смотрели на пустынную теперь дорогу от леса к маяку.

Они понимали, что гитлеровцы готовятся к атаке.

Ударили фашистские минометы. Клубы известковой ныли поднялись над дорогой. Гитлеровцы пошли в атаку и вновь были отброшены огнем из дзотов.

В одном из них заняли оборону двое пулеметчик — парень из Казахстана и моряк — русский.

Опять шквальный огонь минометов обрушился на балтийцев. Стрелка отбросило к двери. Когда он пришел в себя, дзот был наполнен пороховой гарью, а пулеметчик, вытянувшись, лежал на полу. По лицу его стекала струйка крови. «Убит», — понял моряк и, наклонившись к товарищу, прикрыл его лицо бескозыркой.

Моряк выглянул в амбразуру — фашистские автоматчики отошли, но на месте второго дзота торчали обломки бревен, клубилась пыль…

Гитлеровцы пошли в третью атаку.

Моряк стрелял по наступающим из винтовки до последнего патрона, потом выскочил из полуразрушенного дзота, но тут же близкий разрыв чуть не сбил его с ног. Осколком ожгло левую руку у локтя. Правой рукой он зажал рану и побежал к постройкам. Перед глазами мелькнула раскрытая дверь маяка. Моряк вбежал, захлопнул за собой массивную металлическую дверь, задвинул засов.

У него еще была одна граната. «Может быть, не заметили? Пробуду здесь до темноты, а потом уйду в лес. Там, наверно, еще остались наши».

Но капли крови на белых плитах дорожки вели прямо к маяку, и враги увидели их. Несколько солдат уже барабанили в закрытую дверь.

Все выше я выше поднимался моряк по винтовой чугунной лестнице.

Еще один виток, еще… Подкашивались ноги, кружилась голова. Казалось, тяжелая маячная башня с каждым поворотом — лестницы раскачивается все сильнее. Прислонившись к перилам, полою бушлата он вытер вспотевшее лицо. А внизу бешено били в дверь.

Чем выше, тем круче и уже становился трап. В башне был полумрак. Свет проникал лишь через узкие продолговатые окна, похожие на бойницы. Вот и последние ступени, площадка. С нее — выход на балкон, что опоясывает башню. Ударом ноги моряк распахнул дверь и выглянул наружу. Внизу сквозь ажурный чугунный пол балкона были видны вражеские солдаты. Решение созрело мгновенно.

Внутри маяка — от самого верха до основания — в площадках было вырезано овальное отверстие для подъема грузов.

Балтиец вставил в гранату запал. Раздался скрежет срываемой с петель двери, и на темную нижнюю площадку маяка ворвался дневной свет. Моряк подождал, пока на ней соберется побольше гитлеровцев, и бросил гранату вниз. Взрыв, необычайно громкий, словно в пустой трубе, оглушил его. По крикам и стонам снизу он понял: последняя граната не пропала зря. И все-таки по ступенькам громыхали сапоги фашистов.

Балтиец выскочил на балкон.

Маяк стоял на каменистой косе. Внизу катила стальные воды Балтика. Виднелись катера, уходившие с острова на север. «Успели!»

В дверях показались фашисты:

— Рус, сдавайсь!

Но моряк не поднял руки — он перемахнул через чугунные перила балкона и бросился туда, где плескались волны.

Герой погиб, разбившись о камни.

Имя героя установить пока не удалось.

ПОДВИГ «МО-239»


Это произошло в дни эвакуации защитников Хиумы на полуостров Ханко. В эвакуации участвовал и дивизион «морских охотников», которым командовал капитан-лейтенант Г. И. Дежепеков. С наступлением темноты с полуострова Ханко катера друг за другом вышли в море. Замыкал кильватерный строй «МО-239». На нем находился командир звена старший лейтенант. И. Шевченко.

Кругом стояла темень, лишь слабой звездочкой мерцал кильватерный огонь катера, идущего впереди. Начинался шторм. Волны все чаще и злее взлетали над катерами. Немало усилий должен был приложить даже опытный рулевой, чтобы вести корабль.

«Только бы не потерять из виду кильватерный огонь», — думал он, всматриваясь в сгустившуюся темень. И случилось то, чего рулевой опасался: бесследно растаяла синяя точка, указывающая путь «МО-239». Позднее на катере узнали, что кильватерный огонь погас из-за шторма.

Так «МО-239» отстал от дивизиона. Своя база была пока рядом. Идти к острову Хиуме самостоятельно он не мог: сигналы для связи с берегом не были известны.

Раздосадованные, вернулись моряки на Ханко. Утром пришли тяжело груженные катера дивизиона. За ночь они успели пройти к острову, снять с него часть защитников й вернуться обратно. «МО-239» получил задание самостоятельно идти днем на Хиуму за оставшимися людьми.

Остров Хиума открылся дымными столбами пожаров.

В северной его части продолжались бои: слышались взрывы, горели какие-то постройки на берегу.

Только разве с катера различишь, где свои, а где фашисты?

Пирс Лехтма длинной стрелой выдавался в море. К нему рел фарватер, проложенный между камнями и мелями…

Уже можно было различить ящики на пирсе. По берегу бежали какие-то люди. Командир звена замахал им руками, указывая на голову пирса, куда направлялся катер…

Подходить было нелегко: крутая навальная волна могла разбить катер о пирс или повредить его. Зазвучал сигнал аврала. Краснофлотцы быстро заняли свои места.

Помощник командира катера младший лейтенант.

Гончарук руководил швартовкой. Уже тщательно подготовлены концы и кранцы, застыли краснофлотцы, готовые выпрыгнуть на пирс. До него остаются считанные метры…

И вдруг сильный толчок, взрыв. Младший лейтенант Гончарук оглянулся: над опустевшим мостиком расходилось плотное облако дыма. Потом он увидел политрука. Погребинского. Пошатываясь, тот что-то кричал Гончаруку.

Моторы смолкли. Еще минута — и волны швырнут катер на пирс. Гончарук взбежал на мостик и рванул рукоятку телеграфа. Моторы послушно взревели.

Только теперь Гончарук заметил, что люди, бежавшие им навстречу по берегу, стреляют из автоматов. «Фашисты!»

Гончарук понял, что произошло во время взрыва.

Мина попала в нактоуз главного компаса. Был убит командир катера лейтенант Терещенко и смертельно ранен командир звена Шевченко. Ранения получили несколько старшин и краснофлотцев.

Отстреливаясь, «МО-239» прорвался в море. Рулевой Паршин с наскоро забинтованной головой отлично вел «морской охотник».

Итак, бои на острове продолжались. Там еще оставалась часть гарнизона. Какое же решение должен был принять за командира Гончарук: идти к маяку Тахкуна и снимать защитников или, вернувшись на базу, донести обстановку в районе Лехтмы и доставить в госпиталь раненых?

Во время обстрела вышла из строя рация. Правда, радист Путов обещал установить связь с базой, но когда еще это будет!

Мысли Гончарука прервал голос сигнальщика:

— Прямо по курсу шесть катеров! Идут на нас.

Запросили позывные — ответа не последовало. Вскоре советские моряки определили, что к ним приближаются шесть вражеских катеров. Уйти поврежденный «МО-239» не мог.

Оставалось только одно — вступить в бой.

В это время радист сообщил:

— Есть связь с базой!

Гончарук приказал:

— Передайте: «Вступаю в бой с шестью вражескими катерами. Имею убитых и раненых. Лехтма занята противником».

…«МО-239» стремительно сближался с противником — Гончарук решил прорезать середину вражеского строя.

— Поставить дымзавесу!

Молочный хвост, подхваченный ветром, пополз за «МО-239».

Катерники сосредоточили огонь на фашистском флагмане. Кипела вода вокруг, в воздухе свистели пули и надсадно выли осколки. «Морской охотник» несколько раз встряхивало, но хода он не сбавлял.

Прорезав строй, катер стремительно разошелся с противником. Зная, что фашисты будут продолжать преследование, Гончарук положил его на обратный курс. Фашисты тоже повернули. Только теперь три их катера были скрыты за дымовой завесой и не могли вести огонь; рискуя попасть в своих. И опять на полном ходу «МО-239» полетел навстречу противнику. Младший лейтенант решил повторить удавшийся маневр: прорезать строй фашистов, отсечь дымовой завесой один катер и на нем сосредоточить огонь.

Это удалось: фашистский флагман был отрезан от остальных судов и метрах в ста от «МО» взлетел на воздух.

Прорезав свою дымовую завесу, «МО-239» снова устремился на противника.

И еще один катер врага погрузился в воды Балтики. Третий от полученных повреждений потерял ход. На нем вспыхнул пожар. Не пытаясь продолжить бой, фашисты начали отходить.

…Между тем спускались сумерки. Наши самолеты, посланные с Ханко, не нашли «МО-239». Они заметили только четыре катера противника, отходивших к Даго…

После боя Гончарук осмотрел катер.

Из трех моторов в строю остался один. Дважды на «морском охотнике» возникал пожар, но оба раза его быстро ликвидировали. Через многочисленные пробоины, наскоро заделанные пробками, поступала вода. Вышли из строя все компасы, был исковеркан прожектор, едва держалась мачта.

Как вспоминает Семен Гончарук, переход к Ханко в таких условиях оказался, пожалуй, не легче самого боя. Стемнело, маяки не горели. Гончарук, контуженный в бою, боялся налететь на камни где-нибудь у вражеского берега.

Но моряки и здесь победили. Мотористы, возглавляемые Смирновым и Кулагиным, ввели в строй сначала один двигатель, а потом и второй. Поврежденный катер, зарываясь на встречной волне, медленно направился на базу.

Ночью он вошел на рейд Ханко, донес о бое и о своих потерях и попросил оказать помощь.

К пирсу «МО-239» подвели на буксире.

Здесь рассказано лишь о некоторых эпизодах героической обороны Моонзундского архипелага в 1941 году. Нет сомнения в том, что дальнейшие исследования и поиски позволят наиболее полно восстановить картину тех незабываемых дней.

Светлана Чекрыгина
«ВКЛЮЧИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, СОЛНЦЕ!»

В «страну вечного лета» я поехала в поезде, идущем… на север. На вагонах надписи: «Москва — Ленинград».

…Далеко не все знают, что в Ленинграде есть улица с чудным на первый взгляд названием — «Дорога в гражданку».

Когда кончается война, когда отслужит солдат свой срок, он говорит: «Все! Выхожу на гражданку».

Вот на этой улице, на дороге от войны к миру, и начинается «страна вечного лета».

Какая она?

Может, там булки растут прямо на грядках? А редиска размером со свеклу?

Стоп Актив против грибка ногтей

Может, там уже вывели «римский огурец» ростом с дом, как в басне Крылова?

Все это, конечно, сказки, но первый человек из «страны вечного лета», с которым я познакомилась, в ответ на мои вопросы рассказывал истории, тоже очень похожие на сказки. Вот одна из них.

В некотором царстве, в некотором государстве росли самые разные деревья. Благоухала акация. Поднимались к небу тополя.

Солнце просыпалось рано, и вместе с ним просыпались все растения.

По утреннему холодку они принимались за дело. Попьет дерево соков, посмотрит в небо — до заката еще далеко — и примется строить ветки. За день успеет сделать много, а за лето — и подавно.

Прошла тысяча лет.

А может, и тысяча тысяч. С каждым годом лето становилось короче и холоднее. Все раньше начало замерзать море. Льды двинулись на берега, разножевывая круглые бока скал, проникая сквозь раны-трещины все дальше и дальше. Рухнули под их тяжестью деревья. Тяжелые тучи затянули небо.

Закрутились вихри холодных ветров. Закружились сорванные листья, семена…

Долго ли, коротко, но случилось так, что семена тополя и акации снова попали в теплую южную страну. Отоспались. Проснулись. Потянулись. И вынырнули из-под жаркого одеяла земли. Проснулись вроде вовремя. Как всегда. А вокруг тьма кромешная. Ждали-ждали, пока выйдет солнышко. Пока дождались, намаялись, устали. Чувствовали себя плохо и за день успели сделать много меньше, чем хотели.

Так и пошло изо дня в день.

Тяжело приходилось растениям. С грустью вспоминали они о далекой стране, которую покинули. Каждую ночь во сне видели рыжее, лохматое солнце. Оно медленно брело по небу. Они мечтали о нем, как голодный мечтает о хлебе. Каждый вечер всеми порами своих листьев они требовали что-то.

Но язык растений не так уж прост. И ботаники той страны, куда попали скитальцы, не понимали его — ведь это был язык чужестранцев. А за то, что они медленно росли и рано теряли листья, прозвали их лентяями.

Но один из ботаников не мог успокоиться — он все раздумывал, почему эти растения ведут себя иначе, чем другие: может, тут дело вовсе и не в лени? «А в чем же?» — спросили у него. Он ответил:

СПРОСИТЕ РАСТЕНИЯ

Наверное, это был дельный совет, потому что ботаники разных стран решили им воспользоваться.

Попытались узнать азбуку того языка, на котором говорят растения.

Первый мой рассказ будет о ботанике Турнуа из Парижа.

Каждое утро — не важно, было оно солнечным или пасмурным — Турнуа шел пешком через Аустерлицкий мост.

Войдя в Ботанический сад, он первым делом отправлялся к посевам декоративного японского хмеля и знакомой всем конопли. Уже много дней они не давали ему покоя.

— Вы ведете себя ужасно, — говорил он им. — Весна и лето были такие солнечные. А вид у вас далеко не цветущий, то есть буквально ни цветочка.

Турнуа долго стоял на месте, покачивая головой. Эти два растения поставили его в тупик. Посеянные весной, они росли быстро, но очень долго не начинали цвести.

А те, которые он посеял осенью в теплице, расцветали очень скоро, хоть были и невысокого роста. В чем тут дело?

Однажды он заметил, что те растения, которые росли в затененном месте, расцвели раньше.

— Может быть, вы мало спите? — спросил своих подопечных Турнуа. — Попробую-ка я укладывать вас пораньше. — Он стал убирать их в темное помещение и укоротил им день до шести часов. И сразу хмель и конопля повели себя, как их братья и сестры зимой в теплице.

— Ага! Значит, встречаются среди вас такие, которым по душе короткий день, — вот что сказал Турнуа своим подопечным тогда, когда закончил свой опыт, и назвал их короткодневными.

Так было разгадано первое слово на языке растений.

Лет через десять после того, как Турнуа уговорил хмель и коноплю зацвести поскорее — а было это в 1912 году, — в Австрии доктор Клебс «колдовал» над молодилом.

Эта многолетняя трава, которую в простонародье называют «заячьей капустой», никак не желала образовывать стебель и цвести зимой в теплице. Что только не делал Клебс с упрямым растением: и подкармливал, и оставлял без едм, и поил, и не давал ему пить, согревал и охлаждал, — а оно выпустит розетку из сочных листьев — и дальше ни с места!

И однажды вечером, когда угасли последние солнечные лучи, он включил над молодилом электрическое солнце.

Новый режим дня явно пришелся растению по душе. Через несколько дней образовался стебель, и вскоре молодило зацвело.

Клебс, довольный, потирал руки: загадка была решена.

Оказывается, для того чтобы расцвести, некоторым растениям нужны длинные дни, нужно побольше солнышка. Значит, есть растения длиннодневные.

Так было разгадано второе слово на языке растений.

Но надо сказать, что Турнуа и Клебс решили частные вопросы.

При этом они сделали обобщения, основываясь на которых два американских ученых, Аллард и Гарнер, пошли дальше. Они искусственно продлевали и укорачивали дни. Они ставили подопытные растения на маленькие вагончики и закатывали их в небольшие темные домики. Солнце в этих домиках «всходило» и «закатывалось» тогда, когда это было нужно ученым.

Аллард и Гарнер узнали много любопытного. Рис оказался очень чувствительным к изменению дня. Сроки его зацветания менялись, даже если солнце просыпалось для него раньше или позже не только на минуту, но даже на секунду.

А вот малина не обращала внимания на то, сколько светит солнце — семь часов или круглые сутки, — и зацветала всегда в одно и то же время.

Проделав множество опытов, Аллард и Гарнер разделили все растения на короткодневные, длиннодневные и нейтральные. К нейтральным были отнесены такие, которые вели себя, как малина.

Так был открыт фотопериодизм — реакция растений на суточные сочетания света и темноты. Оказывается, растения как бы привыкают к определенной длине дня и передают эту «привычку» из поколения в поколение.

Но чем же тогда объяснить, что южане — тополь и акация — лучше чувствуют себя на севере?

Тут они и зацветают раньше и дольше не теряют листья. Этого не сумели объяснить ни Турнуа, ни Клебс, ни Аллард и Гарнер.

Загадку решил человек, написавший в своей автобиографии слова, которые обычно в автобиографиях не пишут. Вот она, эта автобиография.

«Родился 15(28) 1904 года ъ Москве. В 1922 году окончил среднюю школу в Твери, а в 1927 — Ленинградскую лесотехническую академию.

Студентом второго курса поступил на работу во Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, ныне Всесоюзный институт растениеводства, где и проработал до эвакуации института из Ленинграда.

С 1926 года был ассистентом по дендрологии в отделе натурализации ВИРа.

В 1928 году мною было сделано наблюдение, которое определило мою дальнейшую исследовательскую работу.

Изучая рост и поведение белой акации в условиях Москвы и Харькова, я обнаружил, что ежегодные приросты сеянцев и саженцев значительно больше под Москвой, чем на Украине. Это странное на первый взгляд явление заставило меня поставить в 1929 году первые опыты по фотопериодизму. И с тех пор и до сего времени я неизменно занимаюсь фотопериодизмом».

Дальше вехи: кандидат, доктор, работ столько-то, орден Ленина.

«…Мною было сделано наблюдение, которое определило мою дальнейшую исследовательскую работу».

И это наблюдение связано с акацией. Скупые строчки автобиографии похожи на сокращенную запись в блокноте. Только может расшифровать ее и рассказать

О ТАЙНЕ ТОПОЛЯ

— Расскажите, пожалуйста, о тайне тополя и акации.

— Тополя?

Я сижу в кабинете на той улице, которая называется «Дорога в гражданку».

На столах — колбы, штативы, реторты. На окне — два кустика мимозы. Кабинет как кабинет. Ничего необычного. И даже на дверях нет таблички с надписью: «Заведующий лабораторией светофизиологии доктор биологических наук Б. С. Мошков».

Хозяин кабинета Борис Сергеевич Мошков сидит напротив меня. Он высок, очень подвижен. Лицо гладкое, морщины только на лбу. И почти белые от седины, густые с крутыми завитками волосы. Он рассеянно чертит что-то в блокноте. Потом поднимает глаза и задумчиво спрашивает еще раз:

— Тополя? Давняя это история… Возвращался я из Сухуми в Ленинград с практики.

Была поздняя осень. Трава была еще зеленая, а тополя уже облетели.

Приехали в Ленинград, смотрю, что такое? Тополя совсем зеленые. Удивился я: ведь тополь — южное растение. Почему же там, на юге, он уже растерял всю свою красу, а здесь нет? Почему? Попытался найти ответ на этот вопрос в книгах и не нашел. Но одна мысль, высказанная Тимирязевым, помогла мне выбрать правильное направление. Вот она.

«…более долгий период при менее значительной высоте солнца оказывается более полезным, чем период более короткий при более высоком стоянии солнца».

Мне оставалось проверить эту зависимость на опыте.

Я посеял акацию и тополь под Харьковом и под Москвой. На севере они росли быстрее и раньше зацветали…

Кажется, есть основание прийти к выводу, что растениям полезнее длинный день. Но два опыта — это еще не доказательство. Борис Сергеевич ставит все новые и новые эксперименты с разными растениями. И вместо того чтобы прийти к ясности, он все больше и больше запутывается.

Почему?

Да потому, что разные растения вели себя по-разному: одни на длинном дне чувствовали себя лучше, раньше зацветали, раньше и больше давали плодов, другие — наоборот. Значит, одним полезен был длинный день, а другим — короткий, так ответили растения. Но на юге короткий день. Почему же тогда южане чувствуют себя на севере лучше, а северяне — на юге?

Может быть, многие растения появились на свет совсем в других широтах и в силу каких-то обстоятельств переселялись с места на место?

А на новые места они приходили со старыми «привычками». Борис Сергеевич начинает изучать историю Земли, историю растений. И находит. Оказывается, то самое «некоторое царство», где росли тропические деревья, где благоухала акация, называется Норвегией. Тополь и акация привыкли к длинному дню. Попав на юг, они каждый вечер требовали: «Включите, пожалуйста, солнце!»

…О работах Алларда и Гарнера Борис Сергеевич узнал от своего учителя — директора Института физиологии растений Академии наук СССР Николая Александровича Максимова, когда тот вернулся из Америки.

Тогда же впервые было произнесено слово «фотопериодизм». Борис Сергеевич заинтересовался фотопериодической классификацией растений — ведь в опытах, которые он ставил, разгадывая тайну тополя и акации, он столкнулся с теми же загадками, которые волновали его американских коллег.

Борис Сергеевич не понимал только одного: что же это за нейтральные растения? Нейтральные — значит безразличные. Безразличные к тому, сколько времени их освещает солнышко. Но такого не может быть. Что-то тут не так! По-видимому, в рассуждение Алларда и Гарнера закралась ошибка.

Борис Сергеевич начинает с того, что повторяет опыты с теми же растениями, с которыми работали Аллард и Гарнер. Но его опыты строились на ином принципе.

Через некоторое время он приходит с результатами своих экспериментов к Максимову.

— Никаких нейтральных видов нет и никогда не было. Просто американцы танцевали не от той печки. Для них было важно, когда зацветают растения. А ведь важно, какой урожай они дают.

— Да, но малина-то?

— Вот именно, малина… Она действительно цветет на любых фотопериодах.

Но урожай? На семичасовом дне растения — низкорослые, урожай маленький. На непрерывном освещении растения растут очень хорошо, а урожай по сравнению с урожаем на фотопериодах с пятнадцатичасовыми днями оказывается почти вдвое меньшим!

В классификацию, предложенную Гарнером и Аллардом, нужно было внести поправку: признать, что существуют только короткодневные и длиннодневные растения.

Проведенные опыты заставили Бориса Сергеевича продолжить спор с Аллардом и Гарнером. В результате была сделана

ПЕРЕОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ

Много лет назад Борис Сергеевич прочел у Тимирязева: «Едва ли какой процесс, совершающийся на поверхности земли, заслуживает в такой степени всеобщего внимания, как тот, далеко еще не разгаданный процесс, который происходит в зеленом листе, когда на него падает луч солнца».

Что же происходит с растением днем?

По-видимому, луч солнца, падая на растение, включает своего рода реле управляющего агрегата. Реле передает команду листьям и корням. Листья открывают устьица. Начинается обильное испарение влаги с поверхности листа — транспирация. Соки проходят по всему организму растения от корней к листьям. Корневая система создает нагнетающее давление, а испарение — сосущее усилие.

Скорость движения восходящего тока регулируется открытием и закрытием устьиц листьев, через которые вода испаряется в атмосферу. У большинства растений на свету устьица открываются.

Под действием солнечного света вода и растворенные в ней минеральные соли передвигаются по живому телу растения.

Растение — это своеобразный аккумулятор солнечной энергии. Под ее воздействием хлорофилловые зерна зеленого листа превращают простые неорганические вещества в сложные органические— крахмал и сахар. Солнечные лучи как бы консервируются растением — при их помощи оно строит стебель, формирует листья, раскрывает бутоны, осуществляя сложные реакции фотосинтеза.

Но вот наступает темнота. Что происходит с растением? Может, в нем замирает жизнь?

Ночью прекращаются процессы фотосинтеза. Но начинаются химические процессы, которые осуществляются за счет внутренней энергии самих растений.

Может быть, происходит регенерация, восстановление жизнеспособности клеток, выполняющих роль системы связи и управления работой растения. Но никто пока еще не изучил до конца, каковы эти процессы.

То, что они идут, и то, что без них растение не может существовать, доказано на опытах.

Что же важнее для растения: ночь или день? Борис Сергеевич начал новую серию опытов. И тут случилось так, что растения загадали ему еще одну загадку. А началось это вот с чего. Есть целый ряд растений, которым нужно 12 часов света и 12 часов темноты. На таком режиме короткодневные цветут, а длиннодневные — нет. Им не хватает света.

Это не противоречит законам фотопериодизма, потому что фотопе-риодическая реакция растений зависит от длины дня.

А что, если выключать и включать свет произвольно? Что скажут на это растения? Такой вопрос и поставил перед ними Борис Сергеевич. И вот над растениями через каждый час вспыхивает и гаснет солнце.

Растения по-прежнему получают в сумме по 12 часов света и темноты. Но ведут они себя в этой обстановке, как говорят, «совсем наоборот»: короткодневные не цветут, а длиннодневные цветут.

Борис Сергеевич ставит и ставит опыты. Реакция одна и та же. В чем же дело?

И Мошков приходит к такому правильному выводу: основной фактор, определяющий фотопериодическую реакцию растения, — это не свет и не темнота, взятые отдельно.

В жизни растений основную роль играет определенное чередование светлых и темных частей суток.

В связи с этим и была сделана переоценка ценностей.

Суточный ритм света и темноты Борис Сергеевич назвал актиноритмом, а само явление — актиноритмизмом. Жизнь растений зависит не только от света, но и от темноты. А фотопериодизм переводится, как светопериодизм. Кроме того, сочетание слов также было неудачно — ведь период может быть каким угодно длинным, а для растений ночь, например, не могла быть меньше определенного времени. В связи с этим пришлось внести поправку в классификацию. Борис Сергеевич Мошков разделил все растения на никтофильные — любящие темноту и никтофобные — не любящие темноту.

Теперь он мог с достаточным основанием сказать, что в классификацию растений была внесена ясность.

Проводя свои опыты, Борис Сергеевич заметил, что урожайность растений зависит от того, сколько света оно получает.

Все опыты, связанные с открытием актиноритмизма, Борис Сергеевич проводил в закрытом грунте и под электрическим солнцем.

Скептики утверждали, что на искусственном освещении выращивать растения нельзя.

Ближняя инфракрасная радиация погубит растения обилием тепла.

Но в лаборатории светофизиологии Ленинградского института агрофизики нашли управу и на инфракрасную радиацию. Блок с лампами опустили, чтобы они не перегревали растения, в стеклянный сосуд с проточной водой. Вода уносила вреднее тепло, и сквозь составленный из блоков прозрачный потолок на растения лился яркий, но не горячий свет.

Эти опыты натолкнули Бориса Сергеевича на интересную мысль, которая в конце концов привела к тому, что в лаборатории был создан новый, необычайно продуктивный метод выращивания растений. Большую часть времени растение живет в неблагоприятных условиях. Конечно, солнце и дождь — это источники жизни. Но случается иногда и так, что они становятся источниками смерти, потому что пока не повинуются нам и часто не знают меры.

А сорняки? А вредители растений?

И Борис Сергеевич окончательно решает проводить все опыты так, чтобы растения не зависели от изменчивых факторов. Все началось с того, что были созданы грядки

БЕЗ ЗЕМЛИ

Растения болеют. Где гнездятся возбудители этих болезней? Споры плесени, микробы, зародыши вредителей-насекомых гнездятся в земле. Как избавиться от них? На этот вопрос ответил почвовед лаборатории Евгений Иванович Ермаков.

Несколько лет назад он пришел к Борису Сергеевичу.

— До тех пор, пока мы не найдем заменителя обычной почвы, одни и те же опыты будут давать разные результаты, — сказал Евгений Иванович. — Почвы, которые мы используем, не всегда однородны по своим питательным и физическим Свойствам.

Отсюда и разные урожаи.

Доводы Евгения Ивановича были достаточно основательны, и с этого дня начались поиски искусственной земли.

Она должна была отвечать многим требованиям. Во-первых, нужна была твердая среда, чтобы корни, опираясь на нее, могли поддерживать растения в вертикальном положении. Во-вторых, эта «земля» должна была бесперебойно снабжать корни водой и растворами минеральных веществ, нужных для питания. И, в-третьих, в ней должно было быть много воздуха, чтобы корни и растения могли развиваться нормально.

Было опробовано множество образцов. Евгений Иванович искал наилучший материал, при помощи которого растению удобнее всего было бы строить свою жизнь. И нашел его… на фабрике строительных материалов.

На этой фабрике готовили вещества, нужные для звуко- и теплоизоляций. Это был керамзит.

Евгений Иванович размолол его на мелкие комочки, испытал, и оказалось, что излишки воды не задерживаются в нем. В порах оставалось как раз столько воды, сколько нужно растениям. Комочки прекрасно впитывали в себя растворы удобрений. А пространства между комочками всегда были наполнены воздухом.

Словом, керамзит оказался во всех отношениях подходящим материалом.

Но на этом дело не кончилось. Перед Мошковым и его товарищами стояла большая задача — они хотели узнать потенциальные возможности растений, хотели заставить их рассказать, что им нужно, чтобы они смогли дать самый большой урожай, на какой только у них хватит сил.

Что же нужно было сделать для этого еще?

Прежде всего нужно было дать растениям света по потребности. Для этого их стали выращивать не в теплице, а

В ТЕМНИЦЕ

Передо мной лежат фотографии томатных кустов. Одни — настоящие заморыши. Другие — коренастые, плотные. Из сочной зелени выпирают круглые бока спелых помидоров.

Почему они такие разные?

Оказывается, одни выращены в обычной теплице летом, а другие — в темном подвале при очень ярком освещении.

Эти растения — наглядный пример вредного действия тепла. Летом теплицы почти всегда перегреваются. Это хорошо знают те, кто пользуется теплицами круглый год. При перегреве растения дышат усиленно, расходуют много сил и накопленных веществ напрасно и потому плохо развиваются.

— Теперь понятно, почему этот огород разбит не в поле и не в теплице?

— По-моему, скорее уж им нужна светлица.

Тем более, что электрическое солнце все равно любую темницу превращает в светлицу, — говорю я Борису Сергеевичу.

Он улыбается.

— Сейчас вы поймете, почему нам нужны именно темницы. В светлице много света пропадает зря, рассеивается сквозь стекла. А в наших темницах — кстати, они называются фитотронами — все стенки зеркальные. Зачем? А вот смотрите.

Он включает свет.

— Зеркала заставляют свет работать не за страх, а за совесть. Смотрите, свет от ламп падает отвесно вниз. Проходит сквозь листья, рассеивается и снова попадает на зеркала.

От них он снова возвращается к листьям. И так бесконечное число раз. Вот и получается, что растение берет от луча столько энергии, сколько нужно листу. Электрическое солнце светит помидорам сразу со всех сторон. При таком положении растению нет нужды тянуться за светом в высоту. Поэтому, видите, на одном квадратном метре вместо девяти растений можно располагать тридцать шесть. И собирать двадцать килограммов спелых плодов вместо двух-трех килограммов — столько получают в теплицах.

Кроме того, надо иметь в виду, что за то время, пока зреет один урожай в теплице, в темнице успевают снять три урожая.

Продолжая рассказывать, Борис Сергеевич водит меня по комнатам лаборатории.

В одном из кабинетов я вижу

ЧУДЕСА

На обычном канцелярском столе лежит кисть винограда. Ее зеленовато-желтые ягоды покрыты сизой изморозью свежести. Кое-где на виноградинах — капли росы. Так выглядит виноград, сорванный ранним утром. А за окном зима…

Гроздь и в самом деле срезана утром. Ее принесли сюда наверх, чтобы собрать семена.

— Это первый урожай с кустов, крошечные черенки которых посадили в грунт всего четыре месяца назад, — говорит Борис Сергеевич.

— Может, у вас и булки прямо на ветках растут? — неожиданно даже для себя спрашиваю я. Сработал механизм сказочных представлений.

Борис Сергеевич, словно не замечая моего смущения, спрашивает:

— Сколько нужно муки на французскую булку?

— Точно не помню, но кажется, граммов двести.

— Ну, так считайте, что растут.

Не верите? Сейчас я вам докажу. Сколько можно вырастить зерен пшеницы из одного зерна? В лучшем случае — шестьдесят. Но это бывает редко-редко. А обычно — шестнадцать — двадцать пять. А мы получаем из одного зерна — двадцать семь колосьев с пятью тысячами зерен. Если перемолоть эти зерна, то муки окажется как раз двести граммов. А это и есть ваша булка, — только тут Борис Сергеевич позволил себе улыбнуться. — Но скоро мы надеемся выращивать из одного зерна две булки.

Да, это была действительно страна чудес!

На ее полях шесть раз в год собирают невиданные урожаи помидоров и огурцов. С каждого куста — до килограмма. Помидоры крупные, сладкие. Сахара и витамина в них гораздо больше, чем в обычных. За 60 дней здесь собирают 2 тысячи центнеров с 1 гектара, а за год урожай достигает 1 миллиона килограммов плодов.

Огурцы тут никогда не бывают горькими. И я совершенно забываю «римский огурец» Крылова. Кому охота есть огурец величиной с дом, когда тут столько маленьких, хрустящих огурчиков!

Здесь сажают усы клубники, и через 45 дней на грядке размером в 1 квадратный метр красуется 5 килограммов сочных ягод.

Виноград перестает терять листья и превращается в вечнозеленое растение. Из крошечного черенка через пять месяцев вырастает куст с золотистыми, прозрачными гроздьями. А лимон за год успевает стать взрослым, зацвести и украситься плодами.

Для того чтобы превратить тоненький, чуть сладкий корешок сахарной свеклы в растение с двухкилограммовым корнеплодом, из которого получают по полкилограмма сахара, человеку понадобилось 200 лет.

А здесь сочную, вкусную редиску величиной со свеклу вывели за один год.

Эта страна, где растения не ленятся трудиться и вырастают иногда до гигантских размеров, — рай для генетиков и селекционеров, — ведь здесь в год удается, снимая пять-шесть урожаев, вывести пять-шесть поколений.

Я видела здесь гибрид капусты и редиса величиной в рост человека. У этого «новичка» в пищу годятся

И ВЕРШКИ И КОРЕШКИ

Получить новый гибрид очень сложно.

Почему же люди все-таки стремятся скрещивать, казалось бы, нескрещиваемые растения?

Потому что гибрид — это всегда качественный и количественный скачок.

В результате гибридизации получается новое растение, хоть по признакам его можно назвать промежуточным, потому что в нем проявляются качества обоих «родителей».

Есть несколько способов, при помощи которых можно усилить воздействие прививки. Почти все эти приемы были введены еще Мичуриным.

Когда сотрудница лаборатории светофизиологии Галина Александровна Макарова взялась вывести гибрид капусты и редиса, Борис Сергеевич поставил перед ней задачу создать новый прием, усиливающий воздействие прививки.

Галина Александровна, используя приемы Мичурина, брала рассаду капусты и прививала ее взрослому редису. Привой капусты она закрывала от солнца, чтобы исключить его из процессов фотосинтеза. Таким образом она заставляла его питаться за счет редиса-подвоя.

Капуста попадала в полную зависимость к редису и уже не могла проявить строптивость. Ей пришлось приноравливаться к характеру старшего. В конечном итоге такой контакт привел к тому, что было выведено новое растение с капустными листьями на длинном, вышиной с человека среднего роста, стебле и с корешком весом в 1 килограмм.

Новый метод все больше и больше оправдывал себя. И все-таки растения не до конца раскрыли свои потенциальные возможности. Ведь по урожаю еще нельзя судить о том, как жилось растению каждый день и каждый час. Растения необычайно терпеливы. Им может не хватать воды, но они не попросят пить до п@ры, пока жажда не станет такой мучительной, что по засохшим нижним листьям можно будет заметить ее даже со стороны.

Но как же узнать, все ли сделано для того, чтобы растение могло полностью проявить все свои возможности.

На помощь пришел заместитель Мошкова, Владимир Григорьевич Карманов. Владимиру Григорьевичу удалось узнать еще несколько слов на языке растений. Ему удалось превратить их в

ГОВОРЯЩИЕ РАСТЕНИЯ

— В природе живого, особенно в природе растений, бездна тайн, — говорит Борис Сергеевич.

Он задумчиво ходит по кабинету от окна к столу и обратно. Останавливается и вдруг спрашивает:

— Вы видели, как растет клубника? Из корня вылезает зеленая змейка-усик, похожая на провод. Она долго стоит покачиваясь, потом припадает к земле, ползет, выпускает розетку из листьев и корешки. На будущий год эта розетка разовьется в самостоятельный куст клубники.

Что же идет по этому проводу? Соки, как говорилось в старину? А может быть, импульсы? И вообще, кто отдает приказ, чтобь!

росла именно клубника, а не огурец и не черешня!

Борис Сергеевич садится в кресло.

— Ученые узнают и это. Но сейчас нас волнует другое. Как сделать, чтобы клубника плодоносила не один раз в году, а шесть? Сейчас мы думаем не столько о том, каков технологический процесс, а о том, как повлиять на него, ускорить, как говорится, выпуск продукции. Все знают, что ночью транспирация прекращается. Эта реакция является безусловным рефлексом. При изучении дневного хода транспирации разных видов растений была обнаружена интересная вещь: при длительном светлом периоде транспирация всегда заканчивается еще на свету. А при длительном темном периоде она начинается еще в темноте.

Вы, конечно, знаете, как проявляются условные рефлексы у животных.

При запахе пищи у них начинает выделяться желудочный сок. Попробуйте ежедневно перед кормежкой зажигать в клетке красную лампочку. Через некоторое время при вспышке лампочки у животного будет выделяться желудочный сок и в том случае, когда ему не принесут еду.

А как ведут себя растительные организмы?

Проводя опыты, мы установили, что если ежедневно включать свет ровно в восемь часов, то через несколько дней у растений проявится условный рефлекс. И даже если свет не включить, все равно ровно в восемь часов листья распахнут устьица и начнут транспирацию.

Борис Сергеевич приглашает меня пройти с ним.

Мы входим в темную комнату. Неожиданно вспыхивает свет. Здесь никого нет. Кто же включил свет? Борис Сергеевич улыбается.

— Сами растения.

Я всматриваюсь в листья фасоли. На одном из них сидят крошечные приборы, похожие на стрекоз.

— Эти измерители температуры и влажности создал Владимир Григорьевич Карманов. Они весят доли грамма и не могут повредить растению, — говорит Борис Сергеевич и продолжает: Создавая свои приборы, Карманов использовал способность растения начинать транспирацию еще в темноте и оканчивать ее на свету. Он создал автомат для включения и выключения света по «распоряжению» самого растения.

Растение освещается до тех пор, пока это необходимо, но как только свет перестает влиять на испарение, оно само «тушит» свет.

Сейчас у нас в лаборатории мы бьемся над тем, чтобы растения сами командовали не только продолжительностью дня, но и температурой воздуха, интенсивностью света и даже питанием. Мы надеемся, что наш метод позволит создать страну вечного лета не только в лаборатории.

— Можно ли ориентировать практику на искусственное освещение? Над полями лампы не развесишь!

— Над полями нет, конечно, трудно. Но над огородами, садами можно. В сельском хозяйстве сейчас применяют все больше и больше техники, чтобы повысить урожай и облегчить труд людей.

В свое время трактор и комбайн казались чудом. Потом на поля пришли машины, о которых в свое время мечтали разве что фантасты. На поля, огороды и сады пришла дождевальная установка. И я верю, что вслед за ней придет осветительная. И растения отблагодарят нас фантастическими урожаями.

На этом разговоре закончилось мое первое путешествие в «страну вечного лета» — в Институт агрофизики, где, работая, каждый день и час думают

О БУДУЩЕМ

Я снова в поезде. Смотрю в окно. Солнце спотыкается о ели, спешит, боится отстать. Кончается лес. Поезд вырывается в поля. И столько вокруг земли, такое раздолье, что даже солнце на секундочку останавливается, словно поняв, что, как ни спеши, придется изрядно потрудиться, пока перейдешь это поле, и вон то, и то…

— Простор!..

— говорит кто-то.

Я думаю о неисчерпаемых возможностях земледелия. По всей стране поля растут вширь — распахивают нетронутые территории. Повышают урожайность — с того же поля снимают во много раз больше плодов. Наконец там, где понадобится, поля могут расти и в высоту. Работники лаборатории светофизиологии рассказывали о шестиэтажных «электроогородах», над проектами которых они работают.

Крупные города — вот где в первую очередь нужно строить фабрики искусственного климата! Уже сейчас работает фитотронный цех в Ленинграде. Под Москвой строится целая фабрика с осветительными установками, созданными работниками Института агрофизики.

Но особенно нужны такие фабрики на севере, в местах с суровым климатом. В патернах — пустотах в теле плотин гидростанций — можно разбить «электроогороды». Это позволит местным жителям круглый год есть свежие овощи. На Иркутской ГЭС уже устанавливают первые осветительные установки. Ученые Ленинградского института агрофизики отдали результаты своих поисков в руки производственников.

И, может быть, со временём и в каждой столовой — об этом мечтал еще основатель института Абрам Федорович Иоффе — появятся маленькие фитотроны. Они займут совсем немного места. Но весь год в меню будет стоять салат из свежих огурцов, помидоры натуральные, свежая клубника.

И только скептики не верят в это, точно так же они не верили в холодильники, которые прочно вошли в наш быт.

А будущие небожители?

Космонавты в ракетах, которые полетят к иным мирам, работники внеземных станций смогут питаться разнообразными свежими продуктами, а не только хлореллой.

Проводя опыты, которые должны помочь организовать производство ягод, овощей, фруктов по своеобразному поточному методу на основе полной индустриализации, работники института делают большое, нужное дело.

Эта проблема волнует не только наших, но и зарубежных ученых. Джон Бернал, лауреат Ленинской премии за укрепление мира и дружбы между народами, в своей книге «Мир без войны» пишет: «…полевое сельское хозяйство находится в решительном противоречии со всей тенденцией развития современной промышленности, которая (применительно к производству продуктов питания) заключается в том, чтобы ограничить размеры рабочего пространства и максимально увеличить выпуск продукции за счет ускоренного хода реакций, вместо того чтобы дожидаться завершения годичного цикла».

Разумеется, создание фитотронных фабрик — это лишь один из многих путей повышения урожайности.

Проблемой увеличения выпуска продукции с одних и тех же площадей на наших полях занимаются ученые, работники совхозов, колхозники по всей стране.

На юге: на Кубани, в Средней Азии, в Крыму и на Кавказе труженики сельского хозяйства заставляют землю плодоносить два-три раза.

Ранней весной высеивают нут — засухоустойчивый горох — вместе с травой — эспарцетом. Горох растет быстро, а эспарцет медленно. Получаются два ростовых яруса. Когда горох созревает, на поля выпускают комбайны, и они убирают горох. Потом косят эспарцет. И сразу после этого землю вспахивают и сеют кукурузу. Если осень теплая и сухая, то кукурузу успевают вырастить на зерно, а если нет, то она идет на силос.

Но на юге тепло.

Чем можно помочь полеводам холодных районов? И над этим думают сегодня работники Института агрофизики. Они создали приборы, с помощью которых удается предсказывать с вечера появление утренних заморозков. Крошечные аппараты, установленные на поле, следят за ходом испарения влаги из почвы и автоматически включают орошение, когда это становится нужным.

Наблюдения показали, что на высоких гребнях-грядках температура почвы выше, чем на плоскостных участках. Высокие грядки помогают продвинуть на север теплолюбивые культуры. Прием вроде и простой, а влияние на урожай большое.

Выводя новые сорта, выясняя потенциальные возможности развития растений, создавая высокопродуктивные семена, занимаясь вопросами районирования сельскохозяйственных культур, ученые-агрофизики, люди саной профессии на земле, работают ради будущего.

Владимир Михайлов
ОСОБАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ

Продолжение.

Начало см. в № 3.

Услышав слова Калве, Коробов вздрогнул и оглянулся. Оно выбралось откуда-то из-под эстакады — странное, уродливое существо, похожее на большую блестящую лягушку, и с глухим воем стремительно метнулось вперед. Неподалеку от них остановилось, повисло в воздухе метрах в трех от пола.

— Летает… — изумленно прошептал Калве.

Лягушка вытянула длинные передние лапы — только их было три, с плоскими присосками на концах. Лапы прижались к стенке ракеты. Короткие пронзительные свистки прорезали тишину; даже под защитой скафандров захотелось зажать уши — так неприятен показался звук.

Затем лапы вытянулись, и с минуту марсианин — или как его назвать?

— висел неподвижно. Снова Калве почувствовал на себе странный, внимательный взгляд. После этого летающая лягушка рывком скакнула дальше. Вновь раздались пронзительные звуки, словно с визгом разрывалась сама оболочка корабля.

— Э-э… — сказал Коробов. — Они нам ракету испортят…

— Эй! — крикнул он и взмахнул рукой.

И неведомое существо словно послушалось, ускользнуло куда-то под ракету.

— На чем он держится, не пойму, — сказал Калве. — Ни ног, ни крыльев… Нет, как хочешь, а это автоматическое устройство, действующее по программе или же телеуправляемое.

— Значит, в розысках они нам не помогут ни на грош, — невесело сказал Коробов, по-своему оценив сообщение Калве.

— Ага, еще одно! Или опять то же самое?

Действительно, еще одна такая же лягушка появилась наверху. Она парила над ракетой, прикладывала к ней свои присоски. Потом скрылась вслед за первой. Коробов опустился на колени, внимательно исследовал оболочку в тех местах, где к ней прикасались присоски.

— Нет следов никаких, — успокоенью сказал Коробов и стал спускаться. — Что им нужно, не пойму, но вреда от них, видимо, нет.

— Трудно сказать, что им нужно. — задумчиво произнес Калве* Коробов подошел к нему, нерешительно потоптался на месте. Он не знал, что делать дальше: и корабль нельзя оставить без присмотра, и товарищей надо искать…

— Ладно, — сказал он наконец. — Разыщем ребят, тогда… А то уж двадцать шесть минут гуляем без толку…

Они подошли к двери. Калве включил прожектор, пробормотал:

— Простейшее решение?

Механическое воздействие. Достаточно нажать вот на эту планку… А ты видишь, что здесь давно никто не ходил? Пыль не тронута… Это, вернее всего, означает, что живых на спутнике действительно нет. Автоматы — единственные его жители. Ну что ж… А как там, в ракете?

Коробов начал вызывать Азарова. Ракета не отзывалась.

— Опять нарушения связи, — сказал Калве. — Ионизация, что ли, влияет?

Коробов что-то проворчал; набрал побольше воздуха в легкие и, повернув регулятор на полную мощность, рявкнул в микрофон так, что тоненько запело, резонируя, прозрачное забрало шлема. Азаров не отзывался… И вдруг откуда-то — казалось, совсем близко — донеслось:

— А вот здесь уже что-то интересное…

В ответ что-то забормотал знакомый тихий голос Раина.

— Они, это они!

— крикнул Калве.

Коробов заорал:

— Сенцов! Ау!

Оба рванулись к двери, готовые бежать, искать, помочь… Но звуки не повторялись, сколько ни кричали оба в микрофоны, рискуя посадить аккумуляторы и сорвать голос.

А дверь с тихим шорохом ушла куда-то вверх, открывая вход в слабо освещенный коридор.

— Они живы, найдены! — сказал Калве, выглядывая в дверь.

— Теперь мы их быстро найдем! — уверенно отозвался Коробов. — Но Азаров…

— Ну, чего там? — голос Азарова раздался в наушниках неожиданно, и оба вздрогнули.

— Ну вот, — сказал Коробов.

— Почему молчал? Ты их слышал?

— Кого? — быстро спросил Азаров.

— Как кого? Сенцова, понятно…

— Я другое слышал, — помолчав, ответил Азаров. — Вы где?

— Открыли дверь, — сказал Коробов. — Выходим. Мы их слышали. Вызывай их все время.

— Счастливо. Вы там недолго… — сказал Азаров.

Как только космонавты вышли в коридор, дверь за ними снова опустилась. Дальше двинулись, лишь когда Коробов убедился, что и с этой стороны открыть дверь не составляет никакой трудности.

На миг задержались: куда идти?

Коридор раздваивался.

— Может, разойтись? — предложил Калве, хотя ему вовсе не хотелось бродить в одиночку.

— Нет, не пойдет, — задумчиво ответил Коробов. — Для того мы и вышли вдвоем, чтобы помогать друг другу. Мало ли что может случиться… Давай пойдем, хотя бы направо. Если они в этой стороне, обязательно наткнемся на следы: видишь, пыль какая… Если никаких следов не будет, поворачиваем назад и идем в противоположную сторону. За пять минут мы даже в скафандрах можем обследовать чуть не полкилометра. Вряд ли они успели уйти дальше…

Первая дверь попалась метров через шестьдесят. Они открыли ее. В этом ангаре тоже было пусто. Коробов уже повернулся — идти, но тут Калве вдруг схватил его за руку.

— Блестит… — сказал он и кинулся вперед, в ангар.

Коробов еще не успел сообразить, в чем дело, когда Калве

с необычной для него поспешностью уже нагнулся и схватил лежавший на полу какой-то предмет.

Поднес его к шлему. Затем протянул подбежавшему Коробову.

— Вот… — сказал он, переводя дыхание. — Они!

На его ладони поблескивал небольшой металлический приборчик. Это был переносный счетчик частиц. Такие находились во всех помещениях ракеты и фиксировали те редкие частицы сверхвысоких энергий, которым удавалось пробить защиту корабля. Очевидно, Сенцов, а еще вернее Раин, выходя из корабля, взяли с собой один из этих счетчиков, не вполне полагаясь, может быть, на вмонтированные в их скафандры индикаторы радиоактивности…

— Ясно, они были здесь, — сказал Коробов.

— Я думаю даже… — проговорил Калве.

— Смотри, нет ни одного следа. Они не шли — их тащили, несли! Возможно, такие же автоматы, какие мы видели.

— Ясно, — сказал Коробов. — Быстрее за ними!

Сжав в руке счетчик, он вышел обратно в коридор. Калве не отставал, только через несколько минут заметил:

— Тебе не кажется, что мы идем все время вверх?

— Похоже, — ответил Коробов. — Впрочем, может, это только кажется? А если и так, что с того?

— Ничего… — ответил Калве. — Интересно, куда этот ход нас приведет?

Вас может заинтересовать